Главная » Победители » Артиллеристы, зовет Отчизна нас !

Артиллеристы, зовет Отчизна нас !

С трудового фронта на военный и снова на трудовой — такой была судьба молодежи времен Великой Отечественной Иван Григорьевич Накаряков, в недавнем прошлом прекрасный миасский доктор, тоже был свидетелем первых дней войны.

Учебу в медучилище юноше пришлось прервать, так как отца забрали в труд-армию, а мама одна не справлялась с хозяйством. Два года юноша трудился в совхозе то учетчиком, то бригадиром, то пересаживаясь на жнейку, а на стыке 1942-43 годов был отправлен на лесозаготовки (лес срочно требовался для восстановления Сталинграда).

— Поехали вчетвером: я и три девушки, — рассказывает Иван Григорьевич. — План дали гигантский: свалить 400 кубометров леса, распилить и обрубить сучья. «Сделали» мы 115 кубов и решили сбежать домой. Но в родной деревне нас уже поджидали… Объяснили мы, что план вчетвером не выполнить, что нужна подмога и нормальная еда. Добавили нам людей, выписали муки и мяса — и вдесятером мы сделали норму.

В августе 43-го Накарякова отправили в авиационно-техническое училище. Через четыре месяца приехавшие из частей командиры набирали из новобранцев тех, кто имел 7-летнее образование, в танкисты и в артиллеристы. Иван попал в артиллерию.

Меньше полугода пробыл в артдивизионе, а потом всех разом загрузили в эшелон и повезли на Дальний Восток. Конечной точкой многодневного путешествия стала станция Ворошилов-Уссурийск на границе с Японией.

Nak2

 


 

Солдат Накаряков (первый справа) служил на Дальнем Востоке.


— 8 августа 1945 года подняли ночью по тревоге, мы выдвинулись на границу в район Полтавки,— продолжает рассказ Иван Григорьевич. — Шли в авангарде. Огневые точки Японии ожили, мы тоже стали стрелять из противотанковых пушек. Прорвали первую полосу японской обороны, вышли в направлении Корейского полуострова. Остановились было на обед — и вдруг тревога! Выкатили орудие, перегородили проход. Невдалеке разорвалась бомба, и меня отбросило взрывной волной метра на два. Соскочил я сгоряча — и к орудию, а его, как на грех, заклинило. Упал я и не могу встать…

В медсанчасти поставили диагноз: контузия спинного мозга. Два месяца отлежал солдат в госпитале, еще два — на реабилитации. Служил на Дальнем Востоке до 1950 года, после демобилизации закончил Бирское медучилище, потом Уфимский мединститут. Работал на Павловской ГЭС главврачом в течение десяти лет. Переехав в Миасс, из хирургов переучился на рентгенолога.

Что война?.. Время, вычеркнутое из нормальной человеческой жизни. Все самое интересное и, главное, жизнеутверждающее происходило с Накаряковым уже потом, в мирное время: когда учился, когда, будучи хирургом, дергал зубы и принимал роды, потому что люди в глубинке смотрели на молодого доктора, как на Бога; когда менял специализацию, женился, воспитывал детей.

Бескорыстное отцовское служение людям наверняка сыграло свою роль в профессиональной ориентации дочерей. И сегодня в большой семье Накаряковых уже три поколения медиков: глава семьи, дочери и зятья, а также внук и внучка.

Читайте также